Экспериментальный элеватор

В 1980 году на берегу реки Самары завершилось строительство куйбышевского экспериментального элеватора. Сооружение в виде двух цилиндрических башен-хранилищ и нории между ними не имело аналогов – это был первый элеватор вертикального типа в СССР. Проект «Лица модернизма» публикует интервью автора постройки, архитектора Валентина Дмитриевича Смирнова (1931-2018), записанное в 2017 году.

Два колеса и нория

Я работал тогда в институте «Промзернопроект». На берегу Самарки стоял мельничный комбинат, была железная дорога, и понадобился большой элеватор. Но территория была маленькая, привычный элеватор разместить не получилось бы.

Начальником строительного отдела и главным инженером проекта у нас был Михаил Васильевич Колчин. Умнейший человек, мы с ним очень много всего сделали. Проектировали для всего Союза – в Уфе, Свердловске, Ташкенте… Когда в Ташкенте случилось землетрясение, мельзавод, который мы запроектировали, целым остался, потому что мы все учли.

Пришел ко мне Михаил Васильевич и говорит: «Валя, у нас вот такая задача, надо как-то разместить элеватор. Порисуй». Я рисовал, рисовал, вижу — ничего не выйдет все равно. А потом вдруг, сам не знаю, как это пришло в голову – нарисовал колесо в центре, потом другое колесо. Думаю, а почему бы здесь не быть нории (это вертикальный подъемник, транспортер, известный еще со времен Рима). В центре нория, а по бокам хранилища. Зерно должно перетекать, находиться в движении. Если оно будет все время лежать, то загниет и взорвется. На целине пока мы склады не построили, его складывали буртами. Пока обойдешь бурт зерна — уже закусывать надо. Пятьдесят сел я там сделал, меня даже тащили кандидатскую защищать на эту тему.

Михаил Васильевич, смотри, говорю, что я придумал. «Правильно ты, Валя, говоришь. А если мы сделаем два — уместится»? – спрашивает он. Уместится, давай, говорю, норию сделаем посередине, а тут лопаточки.

У меня много было эскизов. Пока делали это все, в Москву ездили, утверждали. Там сомневались… ужас один. Мы разработали все основательно, сделали и конструктивную часть.

Другая корона

В «Промзернопроекте» мне должны были дать квартиру, а не дали. Тогда я порвал со всеми делами и ушел в областной проектный институт. Главным архитектором там был Костя Яковлев, он меня часто привлекал к разным проектам. Меня стали звать обратно. Я на время вернулся, получил квартиру. Потом меня сманил Давид Ушеренко в «Росоргтехстром».

А тут подвернулся Коля Дегтярев: «Валя, устрой меня куда-нибудь, я буду делать то, что скажешь». И я его устроил в «Промзернопроект».

Дегтярев упростил мой проект элеватора. Верхушка, корона была другая – вытянутая, из длинных таких окон. Изначально мы там ресторан хотели делать. Окна сейчас поперечные, а должны были быть продольные, как бы продолжая вертикаль. Элеватор должен был быть весь такой стройный. Появлялась как бы макушка, законченность. А в итоге вышло грубо. Мне не понравилось, я с ним разругался. Но что поделаешь – строить уже начали.

Мы три года точно «шлялись по Москвам», может больше, согласовывали, а построили за 30 дней в скользящей опалубке. Хоть я и работал уже в другой конторе, Михаил Васильевич говорит: «Валя, приезжай, без тебя тут натворят не пойми чего». Раза три в неделю я ездил на планерки.

32 патента и «Золотой колос»

Мне везло делать то, чего еще не было. В проекте «Экспо-Волги», например, я использовал конструкции, которые не применялись для подобного рода зданий. А по элеватору мы насчитали и зарегистрировали 32 патента (тогда их не выдавали, они все были государственные). Начиная от самой задумки и заканчивая металлическими стыками, которые были сделаны по-новому.

Передвижная опалубка тоже была запатентована. Кольцо опалубки поднималось на метр. Поначалу она круглая была. В углах может заводить какая-нибудь дрянь, поэтому мы хотели чисто круглую, в проекте она была такой. Но строители не сумели ее сделать, начали ныть: «давайте вот такую». Мы тогда потакали строителям, лишь бы они делали.

Авторская идея проекта моя. Тогда за идею ничего не платили. Сейчас платят. В Европе, например, идея стоит больше, чем сам проект. В конце 1980-х эту идею пытались реализовать на Кубе. Наши ездили туда, этим уже Андрей (архитектор Андрей Валентинович Смирнов, прим. А.А.) занимался. Но так и не построили.

А элеватору в Самаре вручили медаль «Золотой колос» в Чехословакии. Но я в это время уже не работал в «Промзернопроекте». Михаил Васильевич Колчин получил, а у меня ее нет.

Текст и современные фото: Армен Арутюнов.

Эскизы и макеты: семейный архив архитекторов Смирновых.

Фото строительства элеватора: Книга «Гордое имя — строитель» https://drugoigorod.ru/builders_of_samara/